20.10.2017 г.
Слепоглухие инвалиды как члены церковной общины Печать E-mail

Доклад на Рождественских Чтениях-2013 исполнительного директора "Эльвиры" священника Льва Аршакяна

Слепоглухота – инвалидность уникальная. Но уникальность не означает только особенные физические страдания (слепота и глухота вместе). Например, муха, севшая на тарелку психически больного человека, может вызвать у него страдания, превышающие страдания любой самой тяжелой формы инвалидности. В чем же заключается уникальность слепоглухоты? Помощь ближним, по учению Христа Спасителя, должна оказываться исчерпывающая, по примеру милосердного самарянина, который помог попавшему в беду человеку. Он сделал все, что мог, для облегчения его страданий. Приступив, обвязал его раны, возливая масло и вино, привез в гостиницу, служил ему – эта помощь спасла жизнь израненному. Но милосердный самарянин, не ограничиваясь тем, что сделал для него в порыве великодушия, хотел довести дело до полного конца: утром, уходя, он дал два серебряника хозяину гостиницы и сказал ему: «Если потратишь больше, я когда возвращусь, верну тебе».

Человечество, государство проходят мимо попавших в беду слепоглухих. Их не так много, да и слишком труднодоступна, неудобозрима и потаенна слепоглухота. Возможно, я ошибаюсь, и тогда уважаемые специалисты пусть поправят меня в этом случае. Практически все инвалидности изучены и узаконены. Разработаны нормативы помощи, ведутся работы в области науки как теоретической, так и прикладной. Государство обеспечивает инвалидов как лекарственными, так и техническими средствами помощи. Т.е. работа ведется более-менее полная, и это замечательно. А что же слепоглухие? В законодательстве РФ такой категории  инвалидности как слепоглухота вообще не существует! Отсюда нет государственной поддержки, нормативов и прочих атрибутов государственной помощи. Им помогают или как глухим, или как слепым. А ведь слепота, наложенная на глухоту (или наоборот) намного порядков усугубляет тяжесть инвалидности, делает ее практически метафизической, запредельной.

Огромен спектр разновидностей слепоглухоты: от тотальной, самой тяжелой формы, до разных форм процентного соотношения остаточного зрения и слуха. Поэтому объективно тяжело отработать единые нормы, единые средства реабилитации, создать единый закон о слепоглухоте. В совсем немногих странах такие законы уже приняты. В этих странах помогают слепоглухим самыми различными сообществами друзей, жертвователей, фондов и так далее. И это нормально. Надо использовать все средства, чтобы исчерпывающе, до конца помочь слепоглухим. Сделать все, что можно сделать по-человечески. А дальше все предать Воле Божией.

Так вот, уникальность слепоглухоты в том, что непросто довести до полного конца помощь слепоглухим. Думаю, что здесь то не то что до полного конца, до середины пути еще не дошли. Поэтому совесть человечества перед Богом через тех людей, которых Господь приставил к  слепоглухим, не может быть спокойной.

Немного о Загорском эксперименте, который провели ученые Соколянский, Мещеряков, Ильенков. Не будем затрагивать идеологической составляющей эксперимента. Практически основываясь на энтузиазме и  связях в Академии наук, они получили замечательные результаты по реализации сокрытых возможностей слепоглухих людей и их социализации. Четверо слепоглухих людей закончили МГУ, двое защитили диссертации. Один из них, президент Европейского Союза слепоглухих, С.А.Сироткин присутствует в этом зале. Эксперимент показал – слепоглухим можно и нужно помогать познавать Богом сотворенный мир, приводить и укреплять их в Вере, получать образование, трудоустраивать, создавать семьи, вести нормальную полноценную христианскую жизнь. Но надо отдавать себе отчет: помощь слепоглухим – служение непростое, требующее огромного смирения, жертвенности, терпения, рассудительности, мужества, т.е. реализации и напряжения практически всех христианских добродетелей.

Особенно сложен мир слепоглухих «жестовиков», то есть тех, кто общается языком жестов и живет в своем внутреннем мире, своими представлениями, критериями, оценками, отличными от мира зрячеслышащих людей. Часто твое доброе намерение или дело могут быть восприняты негативно, и вместо благодарности ты получишь выплеск раздражения, упреков, т.к был неправильно понят, и понадобится много терпения и любви, чтобы выяснить, как оценил тот или иной твой поступок слепоглухой, и что стоит за такой реакцией слепоглухого. А это непросто, т.к. часто  даже сами слепоглухие «жестовики» неверно понимают друг друга, хотя живут в одном пространстве. Очень часто слепоглухие становятся жертвами мошенников и различных сект, лишающих их жилья и даже жизни.

 В западных странах хорошо работают социальные институты, там действительно помогают инвалидам, в том числе и слепоглухим. Каков же наш, российский путь помощи слепоглухим? Думаю, что вряд ли наши социальные институты в ближайшие годы и даже десятилетия улучшат свою работу. Наша социальная защита – это Церковь, это Матерь Божия, это молитва. И верующий христианин должен быть тем самым милосердным самарянином, который не пройдет мимо нуждающегося в помощи слепоглухого человека. Церковные общины – вот, наверное, основной резерв, способный деятельно помочь слепоглухим братьям и сестрам.

Но к встрече с ними церковной общине нужно готовиться. Лучше всего их собирать и привозить, так как дойти слепоглухому самому очень непросто, особенно в темное время суток. Сектанты, кстати, так и поступают: собирают и привозят в так называемые «молельные» квартиры. Обязательно должны быть тифлосурдопереводчики из расчета, как минимум, один переводчик на три слепоглухого. Тотальному слепоглухому требуется персональный тифлосурдопереводчик. Учтите, с тифлосурдопереводчиками  в нашей стране беда – их попросту нет. Переводчик с языка жестов – это далеко не тифлосурдопереводчик. Работа тифлосурдопереводчика очень трудоемкая, требует много физических и духовных сил, он должен как мама окружить слепоглухого заботой и передавать все то, что происходит вокруг него. От тифлосурдопереводчика требуется знание службы, чтобы в максимально простой форме излагать богослужение. Хорошо, чтобы и священник владел жестовым или хотя бы дактильным языком, чтобы принимать исповедь у слепоглухих, не умеющих писать.

Община должна знать особенности поведения слепоглухих, которые иногда ведут себя с точки зрения зрячеслышащих неблагоговейно, по «хамски», и т.д. В Сарапуле в храме был случай, когда одна прихожанка палкой ударила слепоглухого за то, что он не вовремя и не там где надо прошел, чтобы зажечь свечку. Правда, батюшка сделал серьезное замечание этой прихожанке. Иногда слепоглухие жестовики могут голосом исповедываться, говорить вслух громко и при этом несуразно, и это тоже может вызвать раздражение у наших «смиренных» прихожан. Таким образом, община должна знать особенности поведения слепоглухих прихожан и покрывать любовью все кажущиеся с их точки зрения несуразности, неблагоговейное поведение, громкие возгласы, жестикуляцию и т.д.

 Желательно организовать для слепоглухих специальное место в храме, где бы висели рельефные иконы и были установлены песочные подсвечники, т.к. в обычных подсвечниках слепоглухим трудно попадать в маленькие отверстия, а свечки ставить они любят. Очень важно устраивать воскресные школы для слепоглухих и давать им в максимально простой форме необходимые духовные и церковные знания. Также важно организовывать для них трапезу после службы, чтобы они могли отдохнуть, пообщаться между собой и вкусно пообедать. Обязательно подвозить их после службы хотя бы до метро, а кого-то и домой. Важно организовывать паломнические поездки для слепоглухих. В прошлом году мы организовали поездку с большой группой слепоглухих в Иерусалим. Это была незабываемая поездка, которая оставила самые теплые и глубокие впечатления не только у слепоглухих, но и у зрячеслышащих людей, которые помогали им. Каждый вечер мы собирались для обсуждения прошедшего дня, где я отвечал на их вопросы о святынях и разных событиях. Все они просили повторять такие поездки.

Совсем немного приходов и организаций, которые занимаются проблемами слепоглухих людей: это отец Андрей в Симоновом монастыре, отец Мелитон в Сергиево-Посадском детском доме для слепоглухих детей. Работает организация «Ушер-форум» и межрегиональная общественная организация «Эльвира», которую возглавляет С.А. Сироткин, и где по мере сил служу и я в качестве исполнительного директора. Мы ведем работу по преобразованию «Эльвиры» во всероссийскую организацию, по созданию Фонда помощи слепоглухим, попытаемся открыть духовно-просветительский реабилитационный центр для слепоглухих при храме Казанской Иконы Божией Матери, что расположен  в селе Пучково под Троицком. Ведутся работы по созданию общегосударственного Центра помощи слепоглухим. Мы будем следить за работой в этой области и желаем успехов .

Подытоживая сказанное, можно сказать, что задача Церкви, как священства так и мирян, заключается в том, чтобы помогать слепоглухим инвалидам не только в реабилитации, социализации, адаптации в непростом современном мире, но, самое главное, помочь им приобщиться к миру духовному, вести миссионерскую и  просветительскую работу, дать  почувствовать радость общения с Богом и святыми.

 
« Пред.   След. »
статьи
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100