Главная arrow Истории из жизни arrow Воспоминания Натальи Шмаевой  
23.10.2017 г.
Воспоминания Натальи Шмаевой Печать E-mail

 

Я пишу свои воспоминания в июне 2012 года. Мне уже 67 лет. Я вспоминаю родной провинциальный городок Загорск, где я после общей школы на ст.Кировская поступила в Загорскую школу-интернат на проспекте Красной Армии.

 

Школа-интернат – небольшое двухэтажное обыкновенное здание. Внутри здания только лестницы, лифта нет. В коридорах кругом рядом палаты, а класс наш на площадке лестницы 2-го этажа – большой и светлый. В нём были специальные столы и стулья для занятий. В классе 9 человек. К нам приходили 3 педагога по разным предметам. Напротив большого окна стоит большой длинный шкаф. Под окнами стояли подставки с цветами разных видов. Между цветами стоял аквариум с рыбками.

Я помню не всех, поэтому могу только сказать о том, что у окна за столом сидели трое – я, Саша Суворов и Слава Тепин. Еще помню Валю Белову и Юлю Виноградову. Дальше у дверей за столом сидели тоже трое – Юра Лернер, Серёжа Сироткин и моя подруга Наташа Корнеева. Тамара Лапина была в другом классе.

Учителя – Валентина Сергеевна Гусева, Любовь Ивановна Белякова, Нина Ивановна Шигобреева. Правда, я помню не всех учителей.

Очень старательно занималась со мной по русскому языку и литературе учительница Лидия Михайловна. Потом были еще Нина Дмитриевна Ежкова и Роза Владимировна – фамилию её я забыла.

В нашем классе были телетактор, машина «Одема» и зрячие и брайлевские машинки. Целыми днями я читала книги. Тогда я дружила с Наташей Корнеевой – ей было очень интересно со мной. Но бывали у нас с ней и ссоры, хотя наша дружба всякий раз оказывалась сильнее этих ссор! Мы любили друг друга почти как родные сестры!

Столовая, баня и раздевалка рядом с баней были в подвале. В бане три душа, тазы стоят на лавках – эти лавки каменные, стоят рядами от душа и до дверей. В школе-интернате также была мастерская-рукодельная, где можно было заниматься шитьем и вязанием. Я училась у Юлии Ивановны рукодельничать и даже сшила себе нарядный синий костюм с белыми тесьмами-кружевами. Некоторые девочки тоже сшили себе костюмы. У Юлии Ивановны был еще муж Николай Иванович – повар, он работал в столовой и готовил очень вкусные блюда.

В другой мастерской мы работали после уроков – делали булавки. С нами работал мастер плотник по имени Дмитрий Пахомович.

В Загорске я прожила 12 лет. Я уехала из Загорска 1 сентября 1974 года. А в 1975 году 2 сентября была на операции левого моего глаза. А Наташа Корнеева из Загорска уехала с Серёжей и Юрой в институт учиться. В институте они учились 5 лет.

Крылатова раньше работала младшим научным работником, Серёжа Сироткин – уже президент Европейского Союза слепоглухих. Кем работал Юра до своей смерти, я не знаю. Сашу Суворова я тоже давно не видела и тоже не знаю, кем он работает.

Дома я часто вспоминала моих одноклассников – о Сашу Суворова, Серёжу и Юру Лернера. Помню еще, как Наташа Крылатова (Корнеева) гуляла со мной вечерами вокруг нашей школы-интерната, и мы разговаривали о самых разных вещах, например, о недавно прочитанной книге писателя Шолохова. Эта книга Шолохова была очень интересной! Вообще мы с ней гуляли ежедневно. Потом в студенческие годы Наташа Корнеева приезжала в Загорск по делам и всегда заходила ко мне опять. С ней было очень хорошо! Меня всегда радовал её приезд из Москвы! Корнеева рассказывала мне о своих новостях и о разных историях-приключениях. Вот как мы жили!

Еще помню, как я читала книгу на лавке в библиотеке, а Корнеева долго искала меня, потом с большим трудом нашла давай меня ругать меня. Мы обе смеялись от души!

Потом в бане Наташа Корнеева долго шалила и вдруг села в старое кресло. Вдруг сиденье кресла провалилось и она упала вниз не на пол, а вместе с сиденьем! Мы долго смеялись. Вот так в молодости мы озорничали и шалили! Помню еще, как мы с ней мерялись силами – мы поднимали друг друга по очереди, и вдруг я упала прямо в лужу в школьной форме в спортивном зале! Корнеева была слабой и худой. Мы не видели на полу под окном лужу после дождя, и моя форма стала мокрая! Учителя здорово отругали меня за мою школьную форму.

Ещё я помню Ольгу Ивановну Скороходову, которая несколько раз бывала у нас в школе-интернате. Она с нами разговаривала и дарила нам разные подарки, например, мне и Корнеевой подарила духи. Нам это было очень приятно!

Во время уроков к нам приезжали гости – педагоги – англичане и американцы. Они смотрели как мы учились, потом разговаривали с нами через переводчика. Это все было очень интересно. Ежегодно на новогодний праздник приезжали к нам А.И. Мещеряков, Р.А. Мареева, Г.В. Васина и А.Я. Акшонина. На каждый Новый год мы играли разные роли. Например, я выступала лисой, а в другом году – Бабой-Ягой, и т.д. Наташа тоже один год выступала снегурочкой, а на следующий год «хитрой лисой» из басни Крылова.

Были еще праздники на 8 марта, 9 мая и 7 ноября, но на них я была дома у родных, поэтому не могу рассказать вам о том, как эти праздники проходили в школе-интернате.

Из школы-интерната мы выезжали на разные экскурсии, например, ездили в Третьяковскую галерею, в музей Толстого в Москве, в Ясную поляну, где я видела его могилу.

Наташа Крылатова ездила в Ленинград (сейчас Санкт-Петербург). Почему же туда не взяли и меня? Вот моя мама Таисия Григорьевна волновалась и плакала, а Крылатова (Корнеева) была очень рада, что увидела такой замечательный город. Она долго бывала там с Юрой Лернером, Сашей Суворовым и Серёжей Сироткиным. С ними даже был сам А.И.Мещеряков. От грусти и печали я плакала, я ведь всегда мечтала попасть в красивый Ленинград! Раньше я была вся разбита и подавлена от горя.

Из-за этих неприятностей моя мама забрала меня из школы-интерната домой в Малино – на дачу под Москвой на летние каникулы. А после каникул я в школе-интернате читала заметки по Брайлю о том, как они проводили время, развлекались и осматривали много музеев, Петропавловск, красивые мосты над Невой.

Вот как сложилась моя судьба в школе-интернате… Увы, у меня не было столько радости и счастья, сколько выпало на долю моей подруги!

 
« Пред.   След. »
статьи
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100